Долговое проклятие Украины-2018. Кто нас спасет?

29-11-2017

Долговая передышка, которую Украина получила в результате реструктуризации внешних долгов в 2015 году, заканчивается в декабре 2017-го. С будущего года страна вступает в изнурительный период нескончаемых крупных выплат, который не закончится никогда. Как минимум для нашего поколения. Самая жесть начнется в 2021 году и продлится до 2040 года. Нам придется выплачивать кредиторам так называемые «репарации», о которых договорилась Наталия Яресько. Но пока надо пережить хотя бы 2018 год. А МВФ не хочет нам в этом помочь. Редиска...

Для начала поясню, о каких“ репарациях” идет речь. Так СМИ окрестилиплатежи (по сути, дополнительные комиссионные), которые министр финансов Наталия Яресько повесила на страну в обмен на широко разрекламированное списание кредиторами 20% нашего долга. 

Напомню, что по условиям реструктуризации, если в 2021-2040 годах номинальный ВВП Украины превысит $125,4 млрд. или его рост составит 3-4%, кредиторы получат 15% этого прироста. Если же рост ВВП превысит 4%, то 40% от прироста. 

Так что у нас есть только одно спасение от дефолта – не давать экономке расти. Но так не выйдет, поскольку троекратный обвал ВВП в 2014 году был вызван не только объективными экономическими причинами, но и чисто математическим фокусом – обвальной девальвацией гривны. Рано или поздно при жизни в условиях заоблачных цен мы сможем догнать и перегнать Гондурас хотя бы по формальному уровню ВВП на душу населения. 

Однако не надо расслабляться и думать, что мега-выплаты начнутся только через три года. Уже в 2018 году долговая удавка станет реальной проблемой по сравнению с 2017 годом. Сравните сами: в 2017 году нам надо было погасить в общей сложности около $2,5 млрд. Из них $1,3 млрд. – кредиты МВФ. В 2018 году только по кредиту МВФ от 2014 года надо вернуть $4 млрд. плюс больше миллиарда долларов выплат по валютным ОВГЗ. 

И это еще не считая текущего обслуживания еврооблигаций, кредитов Всемирного банка и гарантированных долгов госкомпаний по их займам и облигациям. Впрочем, по госкомпаниям основные “сюрпризы” ожидают нас в 2019 году. И тогда же пойдут первые выплаты по евробондам с повышенным процентом, которые выпускались под реструктуризационное соглашение, заключенное Наталией Яресько.


Каюсь, что не нашел точной цифры, сколько нам придется заплатить в 2018-м, но “берега” очевидны: в пределах $5-6 млрд. Где взять столько денег? Замечательный вопрос, хотя бы в том плане, что позволяет широко разгуляться фантазии политиков, аналитиков и ответственных должностных лиц.

Конечно, больше всего хотелось бы, чтобы долги нам списали. Но этого не будет. Чуть меньше хочется получить, наконец, от МВФ все обещанное сполна. На момент переговоров о реструктуризации долга стороны исходили из того, что с 2015-го до начала 2018 года в Украину должно “зайти” около $40 млрд. В том числе $17,5 млрд. от МВФ, $15 млрд. от Евросоюза и около $4 млрд. от Штатов. Остальное – размещение евробондов, программы Мирового банка, ЕБРР, гранты правительств разных стран и т.д. 

Может, от ЕС и Штатов мы и получили большую часть запланированной финансовой помощи, но МВФ нас подвел. В марте 2015 года был перечислен первый транш в $5 млрд., в августе того же года – второй транш на $1,7 млрд. В сентябре 2016 года фонд перевел третий транш кредита Украине на сумму $1 млрд. В 2017 году Украина пока получила только один транш в $1 млрд., он поступил в апреле. Выходит $8,7 млрд. вместо $17,5 млрд. Причем в 2017-м нам не додали около $4,4 млрд. Скоты! Как принято говорить у нас в высоких властных кабинетах, “подонки высшей меры”. 

С другой стороны, надо признать, что наши отношения с МВФ со стороны выглядели немного странно. Мы получали и съедали их транши преимущественно без выполнения взятых на себя обязательств. Ну, повысили коммунальные услуги и ввели платную медицину. Так нашим олигархам это было нужнее, чем МВФ! 

Дальше реализовывался типичный для такой ситуации сценарий. Приезжала миссия, констатировала недостатки, замораживала перечисление нам очередной “партии” денег, усаживала Минфин и Нацбанк за стол переговоров. И в результате рождался новый скорректированный Меморандум с МВФ с новыми “маяками”. 

Дошло до того, что чуть ли не под каждый транш писался новый Меморандум, который потом мы не выполняли. Подозреваю, что это абсолютно уникальный клинический случай в истории МВФ. 

В итоге министр финансов Александр Данилюк заявил, что шестая (!) программа сотрудничества с МВФ должна стать для Украины последней. Наверное, подразумевал слово “крайней”, но вырвалось (по Фрейду) – “последней”. По словам министра финансов, ни одна программа МВФ не была доведена до конца, "поскольку власть не хотела либо не была способна выполнить взятые на себя обязательства". 

Эту фразу Данилюк произнес перед тем, как объявить народу новость: в 2017 году, вопреки клятвенным заверениям Минфина, денег от МВФ мы не получим и теперь с большой надеждой ожидаем их в первом квартале 2018 года. 

При этом Минфин по опыту последних лет исходит из принципа: “На МВФ надейся, а сам не плошай”. И для того, чтобы избежать дефолта хотя бы по облигациям, обещает выпустить в следующем году очередные евробонды – еще на $2 млрд. Так сказать, перекредитоваться. 
 

Занять-то дело нехитрое. Как отдавать будем? Погашение облигаций из новой эмиссии приходится как раз на “золотые” годы выплаты кредиторам тех самых “репараций”, о которых договорилась Яресько. И это настолько не смешно, что с каждой новой “победной” реляцией Минфина об успешном размещении облигаций запах дефолта становится все более отчетливым. 

Поэтому мы снова поворачиваемся к МВФ и по капле выдавливаем из себя оптимизм. «Национальный банк прогнозирует получение $3,5 млрд. от МВФ в 2018 году, в том числе поступление следующего транша уже в первом квартале 2018 года», – сообщает пресс-служба НБУ на своей странице в Facebook. И всего в 2018 году Украина планирует привлечь от МВФ и Всемирного банка средства на $8 млрд.

То, что Нацбанк прогнозирует деньги от МВФ, – это хорошо. Но прогнозирует ли сам МВФ предоставление нам денег в таком объеме? Судя по высказываниям постоянного представителя Фонда в Украине Йоста Люнгмана, не факт. 

Чего только стоит заявление Люнгмана, что, по оценкам МВФ, коррупция ежегодно обходится нашей стране в 2% экономического роста? Кроме того, известно, что миссия МВФ, работавшая в Украине в середине ноября, уехала не в самом радужном настроении и не сделав ни одного публичного заявления. 

Эксперты, ссылаясь на осведомленные источники и бытующее в их среде мнение, указывают, что для получения в начале следующего года очередного транша МВФ Украине придется выполнить четыре требования – проголосовать в парламенте и начать создавать на практике до Нового года пресловутый Антикоррупционный суд, урегулировать тариф на газ, дать старт приватизации госпредприятий и открыть с 2018 года рынок земли. То есть не “жахнуть” до конца этого года продление моратория на продажу сельхозземли, который истекает 1 января 2018 года. 

Из всего перечисленного самым туманным является пункт “урегулировать тариф на газ”. Издание Realist предполагает, что в результате “урегулирования” голубое топливо должно подорожать на 18,8%. И что правительству Владимира Гройсмана придется рано или поздно отступить и отменить свое же решение «заморозить» тариф на газ. Издание вспоминает интервью вышеупомянутого г-на Люнгмана, который заявил, что в Украине – один из самых низких тарифов на газ. При этом изношено практически 70% тепловых сетей, похожая ситуация и в других сферах. И, чтобы ее исправить, придется повышать тарифы. 

Заявление представителя МВФ в Украине четко дает понять, что Фонд не собирается отступать и сюсюкаться с нами. Или все четыре условия мы выполняем, или прощай кредит. А с ним в связке займы от Мирового банка и, с большой вероятностью, деньги европейцев. 

 

Егор Смирнов