Евромайдан через 4 года: за что боролись и на что напоролись?

21-11-2017

Свято наближається! Судя по активности в соцсетях, мы теперь празднуем не только два Рождества, но и две даты евромайдана: начало – 21-22 ноября и финал – 21-22 февраля. Чуть было не написал «конец», но вовремя спохватился. Эти дни до сих пор не объявлены выходными (вопиющая несправедливость!), поэтому предлагаю немного поработать. Сравним, чего хотели и что получили, прежде всего в экономике. Без политанализа, «снайперов Саакашвили» и «происков вашингтонского обкома», но с небольшим экскурсом в подоплеку ноябрьских событий 2013-го. 

 

Предисловие. О “талантах” Януковича

 

Беглый президент Виктор Янукович обладал уникальным талантом – концентрировать своих противников в майданы против себя. И “оранжевая революция” 2004 года, и “революция гидности” в 2014-м были направлены против него. Первый раз – как протеже ненавистного Леонида Кучмы, второй раз – как президента, которого не приняла часть Украины: столица, запад и отдельные центральные регионы. 

 

Экономическая ситуация в Украине осенью 2013 года была не кризисной, но грустной. Из-за торговой войны с Россией летом 2013 года ощутимо пострадал украинский экспорт. 

 

Итоги года показали неприятный спад почти во всех отраслях: в транспорте – на 2%, в строительстве – на 14,5%, в химпроме – на 17,5%, в машиностроении –на 13,8%, в нефтеперерабатывающей – на 11,2%, в легпроме – на 6,2%, в производстве фармацевтической продукции – на 11,6%, в добыче руды – на 4,6%. В целом спад промышленности за 2013 год составил 4,7%. 

 

При этом ВВП вырос на чисто символический показатель – 0,1%, благодаря АПК – по урожаю зерна, производства мяса, молока, яиц и курятины был отмечен ощутимый прирост. Так что плавно мигрировать к доминированию АПК Украина начала еще при Януковиче. 

 

Стагнация 2013 года была вызвана целым рядом причин, в том числе и объективных (мировая конъюнктура), но население винило в этом “режим донецких”. Добавим сюда аресты и заключение лидеров оппозиции во главе с Юлией Тимошенко, множившиеся слухи о том, что люди из окружения Януковича “подгребают под себя весь бизнес” – и почва для второго майдана была создана. 

 

“Одевайтесь тепло, берите зонтики...” 

 

Общепризнано, что евромайдан (не путать с «революцией гидности») начался 21 ноября 2013 года с поста в Facebook Мустафы Найема. Пост был откликом на новость о том, что Виктор Янукович не подпишет Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе 28-29 ноября. И состоял из трех предложений: “Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей. Перепост всячески приветствуется!”. 

 

Спустя два года под этим постом появились первые ностальгические комментарии: “Даниил Жигальцов: мне кажется, еще пару лет и никто друг друга не будет поздравлять с этим праздником. Большинство будет стыдливо молчать скрепя зубами, вспоминая кровавого тирана и бакс по 8. Есть такая закономерная тенденция...”. 

 

Не обошлось и без разоблачений. На годовщину евромайдана в 2016 году журналист Наталья Соколенко рассказала, что маркетолог Владимир Коломиец, работавший на кампанию Сергея Тигипко, “за свои $600 вбросил сообщение Найема в рекламу на Facebook”. Так это сообщение увидели не 10 тыс. человек, которые обычно читали Мустафу, а 100 тыс., и на первый митинг вышло около тысячи человек. 

 

Катализатором дальнейших событий считается силовой разгон “Беркутом” в ночь 29 на 30 ноября протестующих. Оппозиционная пропаганда тут же заявила, что это были в основном студенты (“онижедети”). С этого момента вектор противостояния сместился с евроинтеграции на требования отставки правительства и президента и с мирного протеста на захват зданий и насильственные действия против правоохранителей. Евромайдан закончился, началась “революция гидности”. 

 

Национализм вместо евроинтеграции

 

Незаметно для значительной массы протестующих евроитеграционная идеология была подменена националистической и антикоммунистической. В январе 2014 года английская газета “Гардиан” написала, что происходящее в Киеве – это не совсем “революция во имя европейского выбора”, и процитировала слова Андрея Тарасенко –нынешнего лидера “Правого сектора”, сменившего Дмитрия Яроша, после его выхода из “ПС” в ноябре 2015 года. “Для нас Европа не является целью. На самом деле присоединение к Европе означало бы смерть для Украины. Европа станет смертью для государства и для христианства. Мы хотим Украину для украинцев, управляемую украинцами и не служащую интересам других”, – сформулировал позицию правых Тарасенко.

 

За что стояли?

 

Евромайдан не выдвигал экономических требований. Девять требований из десяти были внутриполитическими: смена власти и досрочные президентские выборы; смена состава ЦИК; наказание виновных в избиении студентов-”онижедетей”; освобождение политзаключенных (читай – Юлии Тимошенко); свобода слова и борьба с цензурой; запрет на силовые разгоны акций протеста; борьба с коррупцией и люстрация всех чиновников времен Януковича; амнистия всех участников майдана. 

 

В конце добавилось требование – наказать виновных в февральских расстрелах. Недавно такая возможность появилась: виноват будет, разумеется, Саакашвили и его “грузинские снайперы”. При этом многие забывают, что первым требованием, выполнение которого мало зависело от украинской власти, были евроинтеграция и безвиз. Мы получили и то, и другое. А также многомиллиардную финансовую помощь от ЕС и США, без которой Украину после победы революции ждал бы полный экономический крах. 

 

Революция закончилась победой революционеров. 21 февраля 2014 года было подписано “Соглашение об урегулировании политического кризиса в Украине” между президентом Виктором Януковичем и лидерами парламентской оппозиции при посредничестве представителей Евросоюза. 


 

Через несколько часов после этого, когда Янукович улетел в Харьков, майдановцы штурмовали пустую Администрацию президента и Кабмин, захватили “Межигорье” и объявили о создании временного правительства. “Соглашение об урегулировании...” было забыто навсегда, как будто и не существовало. 

 

Помощь и падение

 

Европейский Союз простил новой украинской власти предательство власти старой. Более того, Украине была выделена самая большая финансовая помощь, которую кто-либо из соседей получил от ЕС. Причем почти половину денег ЕС выделил Украине в первый год после майдана. 

 

Как заявил недавно глава представительства ЕС в Украине Хьюг Мингарелли, за последние три года Европейский Союз предоставил Украине 12 млрд. евро, из них €3,4 млрд. макрофинансовой помощи. Кроме того, ежегодно ЕС выделяет 200 млн. евро в виде грантов. 
 


США предоставили в общей сложности $3 млрд. кредитных гарантий – тремя равными траншами по $1 млрд. и $750 млн. безвозвратных вливаний на “милитаристские расходы”. 

 

От МВФ с 2014-го до 2016-го года Украина получила $12,3 млрд., причем только в 2015 году три транша на $5 млрд. (в марте), $1,7 млрд. (летом), и $1 млрд. (осенью). С осени 2016-го по осень 2017-го страна, если не ошибаюсь, получила только один транш в $1 млрд. Помощь Евросоюза и США также заметно оскудела. Умиление итогами революции, видимо, прошло... 

 

Несмотря на беспрецедентную финансовую поддержку Евросоюза, США и МВФ, мы пережили после евромайдана самое большое экономическое падение в своей истории и обесценивание национальной валюты в 3,3 раза – больше, чем во время кризисов 1998-1999 и 2008-2009 годов.

 

Девальвация сделала Украину одной из беднейших стран мира, формально ВВП сократился в три раза: в 2013 году в долларовом эквиваленте он составлял $183,3 млрд., а в 2016-м всего лишь $83,2 млрд. В целом с 2013-го по 2016-й год реальный ВВП Украины упал на 15,5% и падает до сих пор. 

 

Госстат показал рост ВВП за третий квартал 2017 года на 2,1%. Но известный экономист Александр Охрименко доказывает, что это фальшивка. И единственной движущей силой формального роста ВВП является опережающий рост цен. В то же время производство продукции в натуральных показателях падает: за 9 месяцев 2017 года показали падение индексы промышленного и сельскохозяйственного производства. Кто-то скажет: что же западная помощь – не в коня корм? Я же считаю, что без внешних дотаций было бы еще хуже. 

 

Скромное очарование ассоциации 
 


Первая заявленная цель евромайдана – Соглашение об ассоциации было подписано 21 марта 2014 года. От него в Украине ждали чуда, но чудо не произошло. Мы получили беспошлинный доступ на рынок ЕС, но... в пределах жестких рамочных квот и нетарифных ограничений (сертификатов и евростандартов). В итоге товарооборот с внешним миром не вырос, а упал. И падает до сих пор. 

 

За 9 месяцев 2017 года внешняя торговля Украины составила минус $1,2 млрд. Притом, что доля энергетического импорта, которая традиционно способствовала перекосу торгового баланса, резко уменьшилась. Товарооборот со странами ЕС постоянно растет и с января по сентябрь нынешнего года увеличился на 27,4%, но все еще не дотягивает 7% до уровня 2013-го. К тому же импорт из ЕС растет быстрее нашего экспорта туда. 

 

Действительно, европейских продуктов на наших прилавках стало больше, но они, как утверждают специалисты, сфальсифицированы. Украинским потребителям, в отличие от своих, европейцы не докладывают фруктов в йогурты, какао в шоколад, заменяют сахар патокой, а поляки не гнушаются растительным маслом в твердых сырах. Дескать, мы привычные – переварим. Зато цена будет ниже – для нашего пустого кармана. 

 

Егор Смирнов