Китайско-кукурузный дефолт и другие гарантированные долги

09-08-2017

 «Долг! Как много в этом звуке для сердца нашего слилось! Как много в нем отозвалось!» Пардон, что подкорректировал поэта. Тема долга, действительно, важная. Хотя бы потому, что при упоминании долгов, в частности, внешних, «пересiчний громадянин» вспоминает МВФ, а более продвинутый – евробонды. А ведь есть еще «долги субъектов хозяйствования, гарантированные государством». И скандал с возможным дефолтом ГПЗКУиз-за которой мы «висим» китайцам больше $1 млрд. кукурузой (не шучу, так оно и есть), показывает коварство этого долга... 

 

Начиная с 90-х годов, получить государственные гарантии по коммерческим займам, прежде всего, внешним, считал своим долгом каждый крупный руководитель: начиная от “красных директоров” и латифундистов и заканчивая губернаторами и мэрами городов. 

 

Брали кредиты Мирового банка и ЕБРР на реконструкцию водоканалов, на модернизацию ЛЭП, на строительство дорог (“Укравтодор” – один из самых больших должников), на закупку John Deere в лизинг, на реконструкцию “ЛИНОСа” и много-много другого. 

 

Кредиторы, давая займы под госгарантии, могли быть уверены: деньги им вернут, не должник, так государство. Характерно, что должник в свою очередь думал, что ему повезет и рассчитается государство, а власть, существовавшая в тот момент, – что заемщик ее не подведет и заплатит сам. Скажем, Харьковский тракторный завод в далеком 1998 году получил немецкий кредит на сумму 21,4 млн. евро под госгарантии и так за него и не расплатился. Пример просто так, для иллюстрации. 

 

Понятно, что получение государственных гарантий под коммерческие и муниципальные кредиты всегда было частью договоренностей: клановых, межфракционных, предвыборных, партийных, депутатских и всяких других. А как еще может быть в олигархическом государстве? 

 

Проще говоря, государственные гарантии власть всегда не давала врагам, а давала друзьям. Или тем, в чьей поддержке нуждалась. Поэтому при Леониде Кучме госгарантии получали аграрии (чтобы не голосовали на выборах за Мороза и Ткаченко); ЕЭСУ (когда был альянс с Павлом Лазаренко), упомянутый выше “ЛИНОС” (задобрить “донецких”).


Виктор Ющенко давал гарантии “Нефтегазу” по немецким кредитам (Deutsche Bank и не только), когда НАК возглавлял его протеже Алексей Ивченко. Незадолго до майдана, в октябре 2013-го, “антинародному правительству” пришлось снова давать гарантии “Нефтегазу” для реструктуризации просроченного кредита перед немцами, для чего пришлось привлечь еще $2 млрд. у российского «Газпромбанка». 

 

Юлия Тимошенко во времена премьерства конкурировала за будущее президентство с Виктором Ющенко, и они накануне выборов устроили настоящий бой вокруг 1,3 млрд. грн для НАК “Украгролизинг” для закупки отечественной сельхозтехники. Ющенко свои указом остановил постановление правительства о предоставлении госгарантий, а Тимошенко ввела опять. 

 

Во времена Виктора Януковича большие надежды возлагались на “китайское аграрное направление” и бразильские космические запуски. По Бразилии коротко замечу, что ракетоноситель «Циклон-4» так и не стартовал с бразильского космодрома «Алкантара». И космодром (стартовый комплекс) не достроили, и ракету не доделали. Виноваты, как всегда, будут русские. Но факт остается фактом. 

 

За 12 лет Украина потратила почти $4 млрд. на самую амбициозную космическую программу в своей истории. В том числе не обошлось и без госгарантий по кредитам. Предоставили мы их в 2013 году, если не ошибаюсь, на сумму около $800 млн. Гарантии легли в “братскую могилу” затрат. Заплатило ли уже государство за обанкротившееся предприятие или еще придется заплатить, честно говоря, не знаю. 

 

Зато с другим амбициозным проектом – кукурузным – все понятно и... плохо. Как писали СМИ, в 2012 году Государственная продовольственно-зерновая корпорация (та самая ГПЗКУ, которая теперь близка к дефолту. – Автор) и Экспортно-импортный банк Китая договорились о предоставлении украинской корпорации кредита в размере $3 млрд. под госгарантии. ”


Из них $1,5 млрд. предоставлялась ГПЗКУ на закупку зерна у производителей (в первую очередь, кукурузы) для дальнейших экспортных поставок через посредничество китайской корпорации ССЕС. Вторую половину займа украинская корпорация должна была в течение пяти лет потратить на импорт из КНР сельскохозяйственной техники и материально-технических ресурсов.

 

Первый транш в размере $1,5 млрд. компания получила в начале 2013 года. Однако уже в начале 2014 года выяснилось, что Украина не выполняет свою часть контракта, в связи с чем Китай подал в Лондонский международный арбитражный суд иск к Украине на возмещение убытков на сумму $3 млрд. 

 

Сейчас эта история снова в тренде. На прошлой неделе и. о. министра АПК Максим Мартынюк сообщил в интервью 112.ua , что Государственной продовольственной зерновой корпорации угрожает дефолт, а китайские кредиторы не хотят приватизировать компанию. Хотя правительство и обращалось с таким предложением к китайским кредиторам. 

 

Причем задолжавшая китайцам компания, имея линейные и портовые элеваторы, мельницы, комбикормовые и крупяные заводы, а так же суммарные мощности по перевалке на экспорт зерна на базе Одесского и Николаевского портов – 2,5 млн. тонн грузов и хранению зерна – 3,75 млн. тонн, по словам и.о. министра “имеет минусовую рыночную стоимость”. Что не удивительно для активов, косвенно связанных с “антинародным режимом”. 

 

В принципе, судьба ГПЗКУ меня не интересует. Но этот пример неплохо характеризует ситуацию с упомянутым гарантированным долгом. Почему власть так настойчиво пытается впарить китайцам “преддефолтный актив”? Да потому, что в ином случае платить по долгам придется бюджету, где дыра – размером с “черную”. 

 

И “проскочить” с техническим дефолтом по гарантированному долгу, как в 2015-ом это удалось «Укрзализныце», уже не выйдет. Это несколько другая “опера”. А тем временем всего гарантированных долгов у нас $9,5 млрд. Туда входят и кредиты под “Евро-2012”, и облигации Государственного ипотечного учреждения, долги “Ощадбанка” и “Укрэксимбанка”, облигации “Автодора” и “Нефтегаза”, муниципальные и “централизованные” долги перед ЕБРР, Deutsche Bank, Экспортно-импортными банками Китая и Кореи, “Газпромбанком”, австрийским филиалом UniCredit (даже догадываюсь, кто “наследил” с этим догом. – Автор) и др. Как говорится, платить – не переплатить. Было бы чем. Ибо, похоже, что нечем. И “кукурзный дефолт” – это просто первый звоночек будущего масштабного “хора кредиторов”. 

 

Егор Смирнов