«Рюкзачное» дело, или Как НАБУ само себя похоронило

03-11-2017

В сети сейчас много разговоров о том, почему вдруг НАБУ вспомнило о так называемом «рюкзачном» деле? И почему вдруг не побоялось придти в суд с абсолютно проигрышными материалами? Ведь перспективы у этого дела нет ни малейшей по нескольким причинам. Во-первых, оно расследовалось целым стадом сотрудников НАБУ в течение двух с половиной лет. Было задействовано в этом фарсе свыше 50 (!) высокооплачиваемых сотрудников НАБУ, которые два с половиной года допрашивали сотни людей в МВД, включая секретарш. При том, что «дело», если бы это действительно было преступлением, расследовал бы за два месяца один простой милицейский следователь. Документы тендерного комитета, допрос десятка людей – и дело можно передавать в суд. Но … в суд передавать было нечего. Кроме того, две экспертизы подтвердили, что ни малейших нарушений при закупке пресловутых рюкзаков допущено не было. Но НАБУ по неким причинам необходимо было все тянуть и тянуть это дело.

 

Ах да! Еще были «записи Писного». Вещь еще более загадочная и удивительная. В интернете эти записи есть. А вот ни в СБУ, ни в НАБУ, ни в суде – о них нет даже упоминания. Что воистину удивительно. Залиты в Ютуб записи были из польского города Пшемышля, что вполне объяснимо, учитывая, что изначально эту провокацию готовил Василий Писный, по прозвищу «Антибиотик», которого также называют «королем львовской контрабанды». Вся комбинация с «закладкой» в кабинете заместителя министра внутренних дел Сергея Чеботаря изначально задумывалась для компрометации Арсена Авакова, но выполнена была настолько топорно, что ни к какому уголовному делу видеозапись присобачить просто невозможно. По той простой причине, что любая экспертиза обнаружит многочисленные следы монтажа как звука, так и видео. Это видно на выложенных роликах даже неспециалисту. Но, свою функцию эти «записи» выполнили. Видео было растиражировано, компрометацию вызвало, Сергею Чеботарю пришлось уйти, чтобы не подставлять министра. Но судебной перспективы изначально это дело не имело, о чем даже заявлял и сам Сытник. Но вот, два с половиной года «вялотекущей шизофрении» кончились и НАБУ вдруг решилось на серию громких и тупых обысков. Почему тупых? Ну что можно искать на обыске два с половиной года спустя после предполагаемого «преступления»? Почему, если они были так необходимы – они не были проведены сразу? Пожалуй, столь идиотского дела в нашей истории еще не было.

 

Так почему же именно сейчас? Версий много. По одной – у Петра Алексеевича паранойя перешла в необратимую стадию и полностью прервалась связь с реальностью, в результате чего он чем-то настолько зажал гениталии руководству НАБУ, что оно пошло на это нелепое самоубийство. По другой – некие внешние силы намерены вызвать в стране политический кризис, под шум которого легализовать некоторые положения «Минских соглашений», которые украинской общество в нормальном состоянии просто не воспримет. Речь идет как об амнистии боевиков-сепаратистов, федерализации Украины и о легализации нынешних «властей» оккупированных территорий во главе с Захарченко-Плотницким. Понятно, что подобные решения вызовут в стране взрыв. Предотвратить этот взрыв, вероятно, будут пытаться резкой дестабилизации обстановки в Украине. Как политической, так и военной, так и и экономической и социальной. С одновременной «зачисткой» всех способных к сопротивлению структур.

 

Обе версии достаточно мрачные, но иначе столь самоубийственный шаг НАБУ объяснить сложно. Впрочем, возможен и третий вариант. Вариант тупого самопиара самодискредитированной структуры. В НАБУ были вложены большие деньги. И те, кто их вкладывал, хотели бы видеть реальные результаты. А результатов нет. То явные «проколы» с провокациями «агентов Екатерин», то просто пустышки. Возможно, Сытник решил спасти свою репутацию путем создания политического кризиса? Мол, в большом пожаре о НАБУ позабудут и никакого аудита не будет? Увы, у нас может быть и такое.

 

Кстати, забавно, что почти одновременно с «рюкзачным» делом в Украину вернулся Каськив … И тихо вышел из суда под смешной залог. И, якобы, даже возместил уже все убытки, нанесенные государству Украина. Но возместил не государству Украина, а некой частной конторе кондитеров-куроводов на улице Банковой. В таком случае, «рюкзачное» дело – не более, чем операция прикрытия, отвлечение внимания на негодный объект. Что, кстати, «верховные вымогатели» делают довольно часто.

 

Кстати, еще одна странная штука. Оказывается, НАБУ закупило у того самого предпринимателя Литвина, которого сейчас судят по «рюкзачному» делу – спортивные костюмы почти по 5 тысяч гривен каждый на сумму 340 тысяч гривен. Вопрос – в Украине дешевле костюмов не нашлось? Или они более особенные и тактические, чем рюкзаки для АТО? Или все же, у «рюкзачного» дела есть политическая мотивация?

 

Станислав Речинский