Сижу жду цунами. Инвестиционного...

28-09-2017

Не знаю, какие напитки предпочитает министр финансов Александр Данилюк, но его фраза о приближающемся к Украине "инвестиционном цунами" напоминает мне тост: "Чтобы на тебя напали доллары, и ты не мог них отбиться". Отличное пожелание. Дональд Трамп тоже "за". Просил вчерашнего нашего именинника беречь инвесторов. Только статистика огорчает: за первое полугодие в Украину зашло в 1,9 раза меньше инвестиций, чем за аналогичный период 2016 года. Цунами, ты где? Ау! 

 

Знаковую фразу – о том, что Украину ожидает стремительный рост ВВП на 6-7% в течение 2018-2019 гг., министр финансов произнес во время выступления на украинском финансовом форуме в Одессе. По его словам, драйвером экономического роста должен стать приток в Украину иностранных инвестиций в результате успешной приватизации.

 

"Я поговорил с более чем сотней инвесторов, я почувствовал, что приближается цунами. В хорошем смысле этого слова. В том смысле, что интерес к Украине, и мы должны использовать эту возможность и показывать прогресс в проведении реформ", – отметил Данилюк. 

 

Надо сказать, что финансовый министр вызвал в Одессе приступ безграничного оптимизма. "По нашим прогнозам, совокупный рост ВВП за три последующих года увеличивается более чем на 11%, – сказал он. – Инфляция сократится до 5%”. Это ж надо, как заживем! 

 

Правда, на 2017-й тоже надеялись. Прогнозы были оптимистические. Но почему-то никак не удается достичь запланированного роста ВВП и удержать инфляцию. Я уже не говорю об инвестициях и приватизации. Их просто нет. 

 

По данным Госстата, если считать за весь период независимости, то на сегодня в Украине насчитывается $38,98 млрд. “задержавшихся” иностранных инвестиций. С января по июль 2017 года в страну зашли $1,3 млрд. прямых иностранных инвестиций, тогда как за аналогичный период 2016 года – $2,4 млрд. Нетто-приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) по итогам первого полугодия 2017 года составил чуть больше – $1,5 млрд., тогда как за аналогичный период 2016 года он равнялся $2,1 млрд. 

 

Но тут есть маленькая хитрость: из $3,8 млрд., которые иностранные инвесторы Украины завели в нашу экономику в 2016 году, $2,2 млрд. ушли в банковский сектор, на докапитализацию банков до уровня, требуемого НБУ.


Все просто. НБУ изменил нормативы банковского капитала. Требовал увеличения размера уставного капитала банков: 120 млн. грн. – до 17 июня 2016 года и 300 млн. грн. – до 11 января 2017 года. Потом изменил требование и разрешил “дотягивать” капитал до 200 млн. грн. до середины 2017 года. 

 

Но многие банки, особенно иностранные, чтобы долго не возиться, сразу обеспечили своим “дочкам” требуемые цифры. Отсюда ипрошлогодний “инвестиционный ветерок”, если говорить в стилистике министра финансов. 

 

Фактически основными инвесторами Украины сейчас являются ее граждане и бюджет. Так, инвестиции из госбюджета выросли в 3 раза – до 2,7 млрд. грн., из местных бюджетов – в 2,1 раза, до 7,9 млрд. грн. Объем средств населения на строительство жилья увеличился на 15,2% и составил 13,9 млрд. грн. Общий объем капитальных инвестиций за январь-июнь 2017 года достиг 155,9 млрд. грн., что на 29,4% больше, чем за аналогичный период 2016 года. 

 

Такое преобладание “самофинансирования” позволяет аналитикам говорить о том, что, несмотря на происходящее в экономике оживление, Украина до сих пор испытывает дефицит иностранных инвестиций. 

 

Те же аналитики стандартно объясняют отсутствие притока инвестиций вооруженным конфликтом на Донбассе. «С точки зрения инвестора, проблема не в том, что идет конфликт, а в том, что он ухудшает финансовую стабильность экономики из-за дополнительной эмиссии денег на покрытие дефицита бюджета, который обусловлен завышенными военными расходами», – говорит аналитик Эрик Найман. 

 

Скромно замечу, что по сравнению с “мясорубкой” 2014-го и “котлами” 2015-го на восточном фронте достаточно тихо. В Израиле и то ситуация бывает напряженнее. Но на инвестиции это как-то не влияет. 

 

Понятно, что есть и другие хронические болезни, негативно влияющие на “инвестиционное цунами”. Не случайно президент США Дональд Трамп, как написала пресс-служба Белого дома, призвал президента Украины продолжить работу по ликвидации коррупции и улучшению делового климата своей страны. Петр Порошенко после этого сказал, что почувствовал "полную и очень мощную поддержку реформ в Украине и позитивную оценку усилий украинской власти".

 

У наших лидеров с ощущениями вообще что-то своеобразное. У министра финансов ощущение приближающегося инвестиционного цунами. У президента – ощущение позитивной оценки усилий украинской власти. У премьера – ощущение доверия инвесторов к Украине. 

 

В ходе встречи с делегацией Европейского парламента Владимир Гройсман так и сказал: мол, чувствую, как оно возвращается. В смысле – доверие иностранных инвесторов. Его спросили: а на чем основаны ваши ощущения? Говорит: на процентных ставках. Дескать, так удачно разместили еврооблигации, за такие, можно сказать, смешные проценты, что сомнений просто нет: в Украину вернулось доверие инвесторов. Да, и спрос был огромный. Прямо как на яйца перед Пасхой на винницком базаре (шутка). 
 


То, о чем говорил Владимир Гройсман, это новые 15-летние еврооблигации объемом 3 млрд. евро, размещенные по ставке 7,375% годовых. А в прошлый раз мы размещали за 7,5%. Прогресс налицо. Однако, как поясняет на Facebook известный финансовый эксперт Александр Охрименко, рассказы о том, что доходность украинских еврооблигаций снизилась в связи с реформами – это грех против истины. 

В действительности цена размещения зависит от мировой конъюнктуры. “Если посмотреть на динамику доходности еврооблигаций стран СНГ и стран Восточной Европы за прошедший месяц, то можно заметить, что там тоже произошло снижение доходности и рост цен на еврооблигации не только Украины, но и других стран СНГ и Восточной Европы. Тут скорее не заслуга Украины, а международный фактор, который благосклонно отразился на рынке еврооблигаций всех стран Восточной Европы и СНГ. Поэтому все эти разговоры об "успешных реформах в Украине" – это скорее шутка, чем реальность”, – отмечает Охрименко. 

 

По его мнению, спрос на гособлигации развивающихся стран на международном рынке вырос потому, что крупные инвесторы хотят больше зарабатывать. И традиционно “низкодоходные” гособлигации США и ЕС не устраивают. 

 

Поэтому, по словам Охрименко, хотя доходность украинских еврооблигаций и снизилась за последний месяц, она значительно выше, чем в

странах Восточной Европы и СНГ. “Так что пока, что украинские еврооблигации находятся в сегменте ценных бумаг с большим доходом и большим риском. Хотите много дохода, тогда нужно много рисковать...”, – подытоживает он. 

 

Впрочем, когда министр финансов говорил о цунами, он имел в виду совсем другой род инвестиций – приватизацию. Смелое заявление, если учесть, что план приватизации выполнен на 1%. Точнее, в январе-июле текущего года Фонд государственного имущества перечислил в государственный бюджет 187,248 млн. грн. от приватизации государственного имущества. При том, что за год планировалось заработать 17,1 млрд. грн.

 

Аналитик ГК "Телетрейд" Богдан Терзи объяснил это тем, что у наших предпринимателей нет желания приватизировать госучреждения в условиях существующей законодательной базы. Да и правительство не спешит отдавать госимущество в частные руки. Особенно крупные госкомпании. 

 

Но Александр Данилюк не случайно привязал инвестиции к приватизации. Да, пока и то, и другое находится в состоянии “мертві бджоли не

гудуть”. Но скоро, намекает он, все изменится: Украина будет продавать крупные госпредприятия с помощью инвестбанков, а небольшие – через систему Prozorro. Упс! Приехали... 

 

Кто-то робко спросит насчет Фонда государственного имущества (ФГИ). Это же его функция. Но как сказал министр финансов, функция у ФГИ есть, а продаж нет. Поэтому приватизацию вместе с медициной, образованием и всем остальным ожидает масштабная реформа. 


 

“Предприятия для продажи разделят на две группы. Крупные компании будут продаваться с помощью советников международных инвестиционных банков. А мелкие будут продаваться через электронные аукционы", – сообщил Данилюк. 
 


По данным СМИ, Министерство экономразвития разработало проект нового закона о приватизации, который оперативно поддержал Нацсовет реформ. А согласно проекту госбюджета-2018, в следующем году Кабмин намерен получить от приватизации госпредприятий уже целых 22,5 млрд. грн. Вместо тех привычных 17 млрд. грн., которые ежегодно закладываются в бюджет и не выполняются. 

 

Понимаю оптимизм господина министра. Инвестиционные фонды, банки и компании – это как раз то, что близко Данилюку. Особенно оффшорные. Он там много лет работал. В Лондоне жил. К слову, как там его фирма с чисто аутентичным украинским названием «Рюрик Реал Эстейт Инвестмент Лимитед» (Rurik Real Estate Investment Limited)? Формирует уже пул потенциальных инвесторов для приватизации? Или отсиживается, как пишут в Интернете, в “аккуратно подстриженных кустах в роще св. Марии – живописном и респектабельном районе Лондона”? 

 

Нет, то, что у нас есть мечта – это хорошо. Мечта об инвестиционном цунами – просто прекрасна. Новый способ приватизации... Что ж, можно попробовать “сменить позу”. Но опыт, зараза, уничтожает на корню все радужные надежды. 

 

Просто факт. Взять единственную более-менее крупную приватизацию этого года. 16 августа были проданы блокпакеты трех облэнерго – «Донецкоблэнерго», «Киевэнерго» и «ДТЭК Захидэнерго». 

 

Все три были куплены компанией Ornex, близкой к структурам Рината Ахметова. Причем две по номиналу, а «ДТЭК Захидэнерго» – на 20% выше стартовой цены. В госбюджет с продаж поступило 1,32 млрд. грн. из планируемых 4,1 млрд. грн. Остальные пять облэнерго остались без покупателей. Правда, потом ФГИ продал на аукционе 25% ПАО «ДТЭК Днипрооблэнерго» и ПАО «ДТЭК Днипроэнерго». Их купил все тот же Ахметов за 1,004 млрд. грн. 

 

После конкурса было много статей, в которых эксперты в области ТЭК назвали приватизацию не выгодной ни государству, ни покупателям. Потому что сторонним инвесторам не хотелось отдавать деньги всего лишь за четверть акций компаний. А мажоритарные собственники не видели смысла переплачивать за акции предприятий, которые они и так контролируют.

 

Какие объекты могут вызвать у иностранных инвесторов приступ “слюнотечения” и заставить их сорить деньгами, поднимая волны экономического цунами? Не могу догадаться своим скудным умишком. Может, министр Данилюк знает? Потому что все грамотные люди, с которыми мы общались, в один голос говорят: в ближайшее время ничего из раскрученных гособъектов дорожать не будет. 

 

P.S. Что-то мне подсказывает, что в конце этого года, как и предыдущих, мы споем “песенку не дождавшихся инвест-цунами”: “Мечты, мечты, где ваша сладость? Прошли мечты, осталась гадость”. Из репертуара пионерского лагеря. 

 

Егор Смирнов