Конкурс в Верховный Суд: смешанные чувства

06-10-2017

Высший совет правосудия принял положительное решение по 111 кандидатам в Верховный Суд из 120. Финальный список победителей совет направил президенту Петру Порошенко для назначения на новые должности. Почему ВСП не утвердил сразу всех 120 кандидатов и какие угрозы существуют для судебной реформы, - в материале издания  LB.ua.

 

Фильтр ВСП

 

Высший совет правосудия приняла эстафету у Высшей квалификационной комиссии судей относительно конкурса в Верховный Суд в конце июля. Правда, собеседования с 120 кандидатами по сути начались только 14 сентября. В отличие от ВККС, которая не определяла точной даты определения победителей, ВСП заранее спрогнозировала дату объявления результатов - 25 сентября. Эта дата была не случайна. По данным источников LB.ua в ВСП, ожидалось, что Верховная Рада примет изменения в процессуальные законы на предыдущей пленарной неделе, а это бы уменьшило попытки политического влияния на ВСП.

 

Однако, парламент не спешил завершать рассмотрение поправок к законопроекту о процессуальных кодексах. Так, голосование за каждую из более чем трех тысяч рассмотренных поправок в среднем набирало до 50 голосов (а в пятницу, 22 сентября, - не более 20). Более того, депутатам трижды не удалось отменить перерыв в работе и продолжить вечернее заседание.

 

Поэтому 26 сентября ВСП объявила 111 победителей, «отсеяв» двух кандидатов: судью Хозяйственного суда Донецкой области Владимира Матюхина и судью Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел Татьяну Франтовскую.

 

Минус два

 

Во время общения с Матюхиным члены ВСП уточняли информацию о пребывании судьи на оккупированной территории в мае прошлого года, конфликты в коллективе и мотивы его участия в конкурсе. Одной из причин для принятия отрицательного решения членами ВСП на участие Матюхина в конкурсе стало трактование судьей правовых норм.

 

В частности, член ВСП Вадим Нежура припомнил кандидату решение, которое он принимал в июне прошлого года. Согласно данным в Едином государственном реестре судебных решений, говорится о судебном иске, где донецкое ООО «Эффект» требовало взыскать с днепропетровского ООО «Атлантис» убытки в размере более 720 тыс грн и более 10 тыс грн судебного сбора. Матюхин принял решение в пользу донецкого предприятия. Однако апелляционный суд Донецкой области отменил его решение и обязал взыскать около 10 тыс грн судебных сборов с ООО «Атлантис». Судебный спор дошел до Верховного Суда, который подтвердил решение апелляционной инстанции. Поэтому ООО «Атлантис» снова обратилось в суд первой инстанции для выдачи приказа об исполнении решения. Однако Матюхин, за которым было закреплено это дело, отказался издавать приказ, ссылаясь на то, что приказ должен издавать тот суд, который принимал решение.

 

«Я не издаю приказов на отмененные или измененные решения с середины 2000 года», - объяснял он ВСП. На что члены совета спросили, кто еще разделяет его позицию. По словам Матюхина, еще один судья, правда, в отставке. Дискуссия с судьей так и не привела к какому-либо результату .«Если решение примет Верховный Суд, то вы их (общество - LB.ua) отправите в Верховный Суд за приказом?», - еще раз уточнил Нежура. «Да», - стоял на своем Матюхин.

 

По Татьяне Франтовской, то членов ВРП заинтересовала декларация судьи. В частности, в 2013 году она не задекларировала средства за продажу автомобиля Mercedes S500 2005 года выпуска. На вопрос о средствах на такой автомобиль судья отметила, что авто покупал муж на совместно сэкономленные средства в 2007 году. К слову, муж Франтовской в то время был прокурором. В конце 2012 года автомобиль продали, впрочем, по словам судьи, она «допустила ошибку» и забыла указать об этом в своей декларации.

 

«Из информации в открытых источниках: ваш муж, находясь в должности прокурора области, в 2013 году стал основателем и до июля 2017 года владел корпоративными правами на две юридические компании. Сведений об этом в ваших декларациях за три года нет», - отметил член ВСП Алексей Маловацкий.

 

«С 2004 года с мужем мы жили в разных областях. Лишь в последние два года мы проживаем одной семьей. Когда он уволился из органов прокуратуры, стал владельцем двух компаний ... Он мне об этом не сказал ... Доходов не было, никакого свидетельства адвоката у него нет», - пояснила Франтовская, отметив, что по этому поводу проводило проверку Национальное агентство по предупреждению коррупции.

 

Судья отвечала безэмоционально и довольно вяло. На вопрос, откуда у ее семьи были средства на автомобиль бизнес-класса, коротко отметила: «Это наши с мужем сбережения».

 

В решениях ВСП говорится, что установленные в ходе проверки обстоятельства по этим двум судьям могут негативно повлиять на доверие к судебной власти в связи с назначениями этих судей в Верховный Суд.

 

В частности, в решении по Матюхину ВСП отметила, что в течение 20-25 мая 2016 года в Единый государственный реестр судебных решений были внесены постановления и приказы за подписью судьи, хотя в то же самое время он находился на временно оккупированной территории.

 

Решение о Франтовской ВСП мотивировала, в частности, тем, что судья не указала об участии в принятии решения, в отношении которого Европейским судом по правам человека было признано нарушение прав человека и основных свобод. А также не указала сведения о доходе от отчуждения автомобиля, корпоративных правах, принадлежащим членам семьи, и тому подобное.

 

Под вопросом

 

Рассмотрение семи кандидатур в Верховный Суд (профессора кафедры правосудия Киевского национального университета им. Т.Шевченко Александры Яновской, судьи Верховного суда Валентины Симоненко, судей Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел Вадима Коротунаи и Ольги Ступак, судьи Приморского райсуда Одессы Сергея Погребного, судьи Киевского апелляционного административного суда Виктории Мацедонской, а также судьи Высшего административного суда Татьяны Стрелец) ВСП отложил.

 

По Симоненко, Ступак, Погребному и Мацедонской ВСП открыл дисциплинарное производство по жалобам, поступившим в совет. Пока эти производства не будут закрыты, кандидатуры этих судей ВСП не сможет передать для назначения президенту. Поскольку, в том числе, может рекомендовать уволить судью с должности за определенный проступок.

 

Так, дисциплинарное дело в отношении Ступак, опубликованное на сайте ВСП, открыто 11 сентября этого года, хотя сама жалоба поступила еще 30 ноября 2015 года. За последние годы на кандидатку поступило 46 жалоб, однако к дисциплинарной ответственности она ни разу не привлекалась.

 

Жалоба на судью Мацедонскую (как и на еще двух судей Киевского апелляционного административного суда и трех судей Высшего административного суда) датируется апрелем этого года. В мае ВСП открыла по ней производство.

 

Кстати, Мацедонская отличилась тем, что написала особое мнение на решение Киевского апелляционного административного суда о запрете мирных собраний 30 ноября 2013 года.

 

7 июня этого года ВСП открыла производство в отношении судьи Погребного. По жалобе на Симоненко - на сайте совета ее пока нет. Производство было открыто только 13 сентября.

 

Хотя претензии ВСП к этим кандидатам были и другие. Симоненко, в частности, упрекали в том, что она плохо владеет украинским языком, ссылаясь на около двадцати ошибок, допущенных ею в мотивационном письме.

 

«Не надо все упрощать. Я знаю украинский язык, хотя допускаю ошибки. Я выношу судебные решения на украинском языке. Ошибки в мотивационном письме я могу объяснить большой загруженностью на работе и скоростью заполнения письма», - пояснила Симоненко.

 

Кроме того, в перечень лиц, которые могут дать рекомендации, она отметила кого-то из народных депутатов (его фамилия в досье кандидата закрыта). Симоненко объяснила, что знает его во время совместной работы, когда он еще не был нардепом.

 

Во время собеседования Симоненко в зале заседания ВСП сидели представители общественной организации «Батько має право» и держали в руках плакаты с различными надписями, обращенными к членам совета. Их претензии к судье Верховного суда касались решения коллегии судей судебной палаты Верховного суда по гражданским делам, принятого в декабре прошлого года. Речь шла об обеспечении прав родителей на уход за несовершеннолетними детьми после развода супругов.

 

Судью Ступак активно расспрашивали о несоответствиях в декларациях. Ей пришлось подробно рассказать о служебной квартире, доме свекра и свекрови, а также доходах семьи.

 

Каждый раз члены ВСП упоминали о выводах Общественного совета добродетели и просили кандидатов отреагировать на претензии его членов. Так, судья Погребной объяснял свои связи с ныне нардепом Оппозиционного блока Сергеем Ковалевым, в соавторстве с которым издал несколько учебников для юристов: «Этот так называемый одиозный политик написал предисловие к комментарию в Гражданский кодекс, соавтором которого я был. Члены ОСД путают два понятия. Есть соавторство, когда двое авторов работают над одним материалом, и ситуация, когда автор работает над отдельным разделом, а другой - над предисловием ... Никаких совместных работ и связей с политиками у меня нет», - отметил он.

 

Причиной для отложения рассмотрения кандидатуры Яновской, очевидно, стало то, что она возглавляет аттестационную палату и участвует в квалификационном оценивании кандидатов в адвокатуру от имени квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Киева. Речь идет о конфликте внутри адвокатуры, в результате которого в столице функционирует две Совета адвокатов и КДКА, каждая из которых выдает свидетельства адвокатам. Правда, по словам члена ВСП Павла Гречкивского, который был докладчиком по Яновской, претензий к ней по этому поводу нет. Впрочем, Гречкивский является заместителем председателя Совета адвокатов Украины Лидии Изовитовой и считает легитимной другой Совет адвокатов Киева (под председательством Петра Рябенко).

 

В ВСП поступили также жалобы на еще двух кандидатов: Вадима Коротуна и Татьяну Стрелец. Поэтому ВСП отложила рассмотрение по ним, пока не определит, есть ли основания для открытия дисциплинарного производства, а в конечном итоге - и судьбу судей.

 

Кстати, Татьяна Стрелец была в составе коллегии судей Высшего административного суда Украины, которая отменила представление Высшего совета юстиции об увольнении пяти судей, бравших под стражу или лишавших права управления транспортными средствами участников Майдана. Впоследствии эти постановления были отменены Верховным Судом. В объяснениях ВСП судья отметила, что суд принимал это решение, учитывая сроки давности.

 

Стрелец также участвовала в выборах членов Высшего совета правосудия в марте этого года во время съезда судей. Она неожиданно вступила в эти состязания, что привело к распылению голосов судей за нее и экс-судью Высшего административного суда Михаила Цуркана. В результате, победу не получил никто.

 

Что касается Вадима Коротуна, то ОСД имел к нему претензии (в виде информации, а не отрицательного заключения) в отношении его имущества, а также судебного решения, в котором он отказал бездомному в иске из-за неуплаты им 75 грн. судебного сбора. В пояснениях судья отметил, что истец не предоставил убедительных доказательств своей бедности.

 

Членов ВСП также удивила информация в декларации Коротуна, в которой стоимость Mitsubishi Pajero Wagon была указана в 50 тыс 20 грн. Судья пояснил, что автомобиль в 2007 году был куплен в поврежденном виде.

 

Кстати, во время собеседования в ВККС Коротун также давал подробные объяснения происхождения своего имущества. В частности, относительно автомобиля он рассказал, что его приобрела мать и подарила ему в 2013 году. Оказалось также, что его семья владеет ... трансформаторной будкой. По словам Коротуна, она находилась на земельном участке, который жена получила в 2008 году. И впоследствии докупила еще 10 соток.

 

По предположениям одного из собеседников LB.ua среди нардепов, среди кандидатов, которых ВСП не представил в общем списке на назначение президенту, есть те, присутствие которых в новом Верховном Суде может влиять на голосование за процессуальные изменения в Верховной Раде. Следовательно, рассмотрение их кандидатур в ВСП придерживают, чтобы не сорвать голосование. Правда, конкретные фамилии депутат не назвал.

 

«Недобросовестная тридцатка» от ОСД

 

С начала рассмотрения ВСП кандидатов в Верховный Суд Общественный совет добродетели заявил о 30 особах, в отношении которых давал отрицательный вывод, однако это не помешало им пройти в финал. Правда, в отдельных случаях ОСД делал выводы на предположениях и выходил за рамки своих полномочий, оценивая судебные решения.

 

Так, эксперты всеукраинской общественной организации «Ассоциации юристов Украины» и проект Совета Европы «Поддержка внедрению судебной реформы в Украине» подготовили проект отчета о результатах мониторинга деятельности ОСД в контексте стандартов и рекомендаций Совета Европы. Он касается негативных выводов ОСД относительно кандидатов в Верховный суд. Установлено, в частности, 17 случаев использования ненадежных источников информации; по меньшей мере, 21 случай предоставления оценки судебных решений кандидатов, на что общественность не имела полномочий; 4 случая неодинакового подхода к оценке конкретных фактов и обстоятельств; 20 случаев применения в выводах нерелевантной информации и 17 - такой, что не является объектом проверки.

 

В свою очередь, «Юридическая газета» проанализировала выводы ОСД и определила лишь четверо кандидатов среди 30, по которым, по мнению издания, могут возникнуть сомнения в добропорядочности. Речь идет о судьях Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел Ольге Ступак и Марине Червинской, судье Киевского апелляционного административного суда Ирие Сапрыкиной и судье Высшего административного суда Ларисе Мороз. Члены ОСД ставили под сомнение соответствие их имущественных деклараций.

 

В исследовании издания говорится и о других судьях, в отношении которых ОСД писала выводы. Так, в заключении в отношении судьи Апелляционного суда Киева Натальи Антоненко отмечается, в частности, о том, что в декларации не указаны права на земельный участок и незавершенное строительство. По мнению членов ОСД, это «не является демонстрацией безупречного поведения» и высоких требований к судье. Впрочем, декларация была заполнена в соответствии с требованиями законодательства в соответствующий период. Право собственности на строительство судья получила в 2014 году. Анализируя информацию о судье Высшего административного суда Михаила Смоковича, судье Высшего хозяйственного суда Светлане Бакулиной, судьях Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел Вячеславе Наставном и Сергее Слинько и других, ОСД отмечал незаконность отдельных судебных решений. Хотя оценивать их у ОСД не было полномочий.

 

Последние два кандидата были в составе судей кассационной инстанции, оставила в силе обвинительный приговор в отношении ныне Генерального прокурора Юрия Луценко. Впрочем, по информацкоторая ии одного из членов ВККС, решившего остаться неназванным, Наставный и Слинько в декларации добродетели, которую заполняли в начале конкурса, не указали, что рассматривали дела по политзаключенным. Именно этот факт мог стать причиной негативного по ним решения ВККС.

 

Однако, мнения членов комиссии разделились. Фамилия Луценко не было в списке тех, кого парламент в феврале 2014 года, приняв постановление, внес в список политзаключенных. По словам собеседника, ВККС решила «не выдумывать» критерии, по которым можно было обосновать, что Луценко также относился к этой категории.

 

Реабилитация Генерального прокурора, в том числе снятие с него судимости, произошло, согласно Закону «О реабилитации лиц во исполнение решений Европейского суда по правам человека» от 28 февраля 2014 года». Ни фамилии Луценко, ни фамилии Юлии Тимошенко в законе не было. Как и речи о них, как о политических заключенных.

 

Правда, Парламентская ассамблея Совета Европы в резолюции от 3 октября 2012 года определила критерии, по которым лицо признается «политическим заключенным». Так, одним из пунктов значится: «Человек должен признаваться «политическим заключенным», «если задержание было произведено по чисто политическим мотивам, не связанным с любым правонарушением».

 

Впрочем, ни ВККС, ни ВСП, видимо, не увидели юридических оснований для отказа Наставному и Слинько в рекомендациях для назначения в Верховный Суд. Хотя полномочиями ВСП предусмотрено, что совет имеет дискрецию - не давать рекомендации на назначение судей, присутствие которых в Верховном Суде может негативно отразиться на авторитете судебной системы.

 

В Администрации президента относительно этих кандидатур, как сообщает один из собеседников LB.ua, продолжается дискуссия, учитывая общественный резонанс. Фактически законодательством не предусмотрена возможность для президента не назначать кого-то из кандидатов, рекомендации по которому ему поступили из ВСП. Хотя и соответствующего запрета нет. И с начала судебной реформы и глава государства, и руководство АП отмечало церемониальность функции президента в назначении судей Верховного Суда. Собственно, это было одной из составляющих реформы - лишение президента и Верховной Рады возможности влиять на формирование судебной системы.

 

Конституционный фактор

 

Частично судьба нового Верховного Суда находится в руках судей Конституционного Суда. В октябре прошлого года судьи нынешнего состава Верховного Суда подали жалобу в КС относительно конституционности отдельных норм Закона «О судоустройстве и статусе судей» относительно ликвидации Верховного Суда (функционирование ВС предусмотрено Конституцией, поэтому простым законом ликвидация этого органа невозможна).

 

В случае, если КС не зафиксирует нарушение Конституции по этому поводу, в дальнейшем каждый новый состав парламента может ликвидировать и другие институты власти.

 

С другой стороны, если КС признает положения вышеупомянутого закона неконституционными, то ныне действующих судей ВС нужно будет назначить в новый Верховный Суд. Иначе они будут иметь шансы выиграть дело против Украины в Европейском суде по правам человека, с учетом подобных прецедентов (в частности, дело «Бака против Венгрии»).

 

«Смешанные чувства»

 

Большинство экспертов и политиков, с которыми пообщался журналист LB.ua, считают, что впечатление от конкурса - смешанные. С одной стороны, в списке утвержденных ВСП кандидатов есть лица с не совсем прозрачной репутацией. С другой, - судебная реформа должна продолжаться. В случае, если этот процесс затормозится, шансы переформатировать судебную ветвь власти в ближайшей перспективе останутся мизерные.

 

Правда, отдельным политикам и представителям ОСД присуща риторика о необходимости приостановить реформу или вообще начать заново. Так, например, член ОСД Михаил Жернаков призвал депутатов не принимать процессуальные изменения в нынешней редакции (блог на «Украинской правде» 18 сентября). Его аргументы относительно отдельных положений проекта процессуальных изменений подверг критике руководитель отдела верховенства права Координатора проектов ОБСЕ в Украине Александр Водянников в колонке на сайте LB.ua. Полемика относительно деталей процессуального законопроекта на этом не закончилась.

 

Однако, в большей степени представители общественного сектора апеллируют к тому, что, мол, конкурс в Верховный Суд не оправдал ожиданий общественности, а следовательно, его надо приостановить.

 

По информации LB.ua, отдельные члены ОСД встречались с представителями иностранных посольств, убеждая их, что, мол, реформа провалилась. Иностранцы, в свою очередь, в частной переписке или при личных встречах с руководством ВККС, ВСП и АП выражают беспокойство и призывают прислушаться к ОСД.

 

«Чрезвычайный и Полномочный Посол Итальянской Республики в Украине поинтересовался, детально ли были изучены материалы по тем 30 судьям, в отношении которых Общественный совет добродетели сделал негативные выводы», - говорится в новости на официальном сайте ВСП по итогам встречи председателя ВСП Игоря Бенедисюка с девятью представителями посольств 22 сентября.

 

Как сообщает пресс-служба ВСП, председатель совета обратил внимание представителей посольств на то, что ОСД был создан при ВККС и имеет совещательный голос при принятии ВККС решений: «Полномочия ОСД - установить информацию, которая может свидетельствовать о недоброчесности кандидата, и сообщить ВККС. При этом отрицательное заключение ОСД еще не означает отрицательного заключения ВККС, поскольку именно ВККС уполномоченна и имеет право принять решение о выводе ОСД».

 

30 июня этого года Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ обнародовало вывод относительно Закона "О судоустройстве и статусе судей". В документе среди прочего говорилось о роли ОСД: "Следовало бы рассмотреть целесообразность существования такого органа, как Общественный совет добродетели, в целом и его влияния на обеспечение прозрачности и качества процедуры оцениванияи судей и кандидатов на должность судьи, в частности.

 

В этой  "связи следует взвесить, нужен ли такой орган вообще, или по крайней мере существенно реформировать его. Так, вызывает беспокойство, что Общественный совет, несмотря на присущие слабости и отсутствие свободного доступа к информации, оказывает решающее влияние на результаты оценивания.

 

Во избежание указанных проблем можно было бы, вместо того, чтобы образовывать отдельный орган в помощь Высшей квалификационной комиссии судей Украины, расширить состав самой Высшей квалификационной комиссии судей, включив в него также представителей гражданского общества, которых можно было бы назначать в порядке, предусмотренном частями 9-20 статьи 87 закона. Это способствовало бы укреплению доверия общества к процедуре оценивания и обеспечению соблюдения всеми лицами, привлеченными к оцениванию судей и кандидатов на должность судьи, единого порядка, установленного одним органом, и принятие ими решений на основе одинакового уровня осведомленности".

 

В канун завершения голосования за процессуальные изменения в законодательство Центр политико-правовых реформ, часть членов которого вошла в ОСД, призвали президента, парламент, ВСП фактически приостановить формирование нового Верховного Суда и назначить международный аудит процедуры отбора судей нового ВС.

 

Один из членов ВККС на правах анонимности рассказал LB.ua, что критика членов ОСД, скорее всего, направлена на то, чтобы дискредитировать проведения конкурса в Верховный Суд в целом, а значит и органы, которые были причастны к его проведению (в первую очередь, ВККС). Такие действия могут быть направлены на переформатирование состава комиссии (с учетом позиции международников) перед созданием в Украине Антикоррупционного суда, на котором сейчас так активно настаивают иностранные доноры.

 

Виктория Матола, опубликовано в издании LB.ua

 

Перевод: Аргумент