Мародерство Кропачева

12-01-2018

Маленький экскурс в историю по поводу гешефта Виталия Кропачева и его обогатительных фабрик (ЦОФ), ранее принадлежащих ДРФЦ Александра Януковича. Промышленность СССР, благодаря плановой экономике, строилась в виде локальных комплексов с технологическими цепочками.

 

Для более дешевой логистики, добывающие и перерабатывающие объекты в цепочке группировались в одной локации.

 

Например, в Днепропетровской области добывается железная руда. И там же построен крупнейший в стране металлургический комбинат – “Криворожсталь”.

Такая же ситуация с угледобывающими предприятиями, обогащением угля и тепловой энергетикой.

 

Станции генерирующей компании “Западэнерго” расположены в непосредственной близости рядом с шахтами “Львовуголь” и “Волыньуголь”. Уголь добывался и перевозился на несколько десятков километров на склады ТЭС.

 

Львовский уголь – проектное топливо для ТЭС “Западэнерго”. То же самое с обогатительными фабриками. Обогащение (утрируя – отсев угля от шлака) топлива “Львовуголь” и “Волыньуголь” происходит на ЦОФ “Червноградская”, которая расположена в той же локации.

 

Обогатительные фабрики строились, как единый технологический комплекс вместе с угледобывающими предприятиями.

 

Так вот, только извращенная коррупционная логика времен Януковича позволила распродать объекты этой целостной технологической цепочки по частям.

Напомню, что Ахметов покупал “Западэнерго” и другие генерирующие компании без конкуренции, потому что в условиях приватизации был вписан ни разу не дискриминирующий пункт о том, что покупатель должен иметь угледобывающие мощности в Украине.

 

При этом, ЦОФ “Червоноградская” была приватизирована еще в 2007 году бывшим министром Виктором Тополвым. А с приходом Януковича в 2010 году, отошла Натальи Королевской.

 

Таким образом, технологическая цепочка единого комплекса оказалась в руках у трех разных собственников. Государство добывает уголь, Королеская его перерабатывает, Ахметов сжигает.

 

Но зачем Ахметову покупать уголь у государства, когда у него есть свой? И почему бы Королевской не воспользоваться монопольным положением, чтобы завысить цену переработки?

 

Старая, как мир схема – убытки мы оставляем государству, а прибыль забираем себе. Если уже продавали Ахметову “Западэнерго”, нужно было обязать его купить и “Львовуголь” с “Волыньуглем”. Это убыточные предприятия… Тогда пусть Ахметов их и закрывал бы, беря на себя социальные риски, с этим связанные.

 

По аналогии с этим примером, в собственности государства НЕ ОСТАЛОСЬ НИ ОДНОЙ ОБОГАТИТЕЛЬНОЙ ФАБРИКИ. Госшахт – 35, а все обогащение – в частных руках. Такую схему сотворил Саша Янукович, когда забрал под ДРФЦ 5 государственных ЦОФов.

 

Они нужны были ему для того, чтобы легализовать уголь с копанок. На фабрики заходил легальный уголь с госшахт и нелегальный — с копанок. А выходил весь легальный. Кто контролирует переработку – тот контролирует всю отрасль. Не надо покупать шахты. Как раз наоборот – для осуществления схематоза, они должны быть в собственности государства.

 

После начала войны фабрики ДРФЦ перешли Кропачеву, вместо того, чтобы вернуться в госсобственность. И игра в “убытки вам – прибыль нам” продолжается. В меньших масштабах (потому что угольный сектор ужался), с другими лицами, но по той же схеме.

Для страны дешевле закрыть все госшахты и платить шахтерам те же зарплаты в виде пособия. Это факт. Но Кропачевы-Ахметовы никогда не позволят этого сделать. Потому что все их благополучие построено на убытках государству. Ахметов не хочет приватизировать “Львовуголь” и “Волыньуголь”, а Кропачеву незачем приватизировать “Селидовуголь”.

 

Им нужно отщипнуть то, на чем можно генерить маржу за счет государственных объектов, а не строить конкурентный бизнес.

 

Cергей Головнев