УБЭП еще Авакову послужит. Полицейские под прикрытием

12-08-2017

Что будет, если взять печально известное подразделение милиции — УБЭП, то есть управления по борьбе с экономической преступностью, — провести в нем фасадную переаттестацию и назвать его Департаментом защиты экономики Национальной полиции? Правильно, изменится только название. Фактически же в новом департаменте царит старая система.

 

Как живут сотрудники департамента? Расследование программы «Схеми» (совместный проект Радіо Свобода и телеканала «UA:Перший»).

 

На улице Баггоутовской в Киеве расположилось несколько подразделений Национальной полиции, в частности — департамент защиты экономики. Этот департамент был создан в рамках реформы полиции, он взял на себя функции бывшего управления по борьбе с экономической преступностью (УБЭП). Его сотрудники должны проявлять, предотвращать и пресекать преступления в сфере экономики и бороться с коррупцией и взяточничеством.

 

Например, вместе с другими правоохранительными работники департамента расследуют незаконную добычу янтаря, вывод средств из банков и незаконный игорный бизнес.

 

Поскольку одно из направлений работы департамента — это превентивная деятельность, работники отслеживают государственные закупки и ищут возможные злоупотребления. «В этом году в результате такой деятельности было отменено более 450 государственных закупок на сумму свыше 3 миллиардов гривен», — отмечает пресс-секретарь департамента Наталья Калиновская.

 

Среди прочего, этот департамент как оперативно-аналитический центр должен собирать первичную информацию об экономических преступлениях и впоследствии передавать ее следственным органам Нацполиции, прокуратуры, СБУ для открытия производств.

 

«Любой правоохранительный орган в Украине может зарабатывать двумя способами. Первый — расследуя тех, кого надо загнать, и затем требуя с них какие-то вещи. Второе — не расследуя тех, кого не надо расследовать», — заявляет редактор сайта «Наші гроші» Алексей Шалайский.

 

Как живут сотрудники влиятельного департамента, чья цель — бороться с экономическими преступлениями и предупреждать их? Все ли имущество декларируют сотрудники департамента — и даже задекларировав, всегда ли могут объяснить его происхождение?

 

Зачем оперуполномоченному арендовать гараж, если он не имеет авто?

 

Одну машину Audi Q7 с винницкими номерами съемочная группа программы «Схемы» неоднократно видела во дворе у здания департамента. Такой автомобиль стоит в среднем более 30 000 долларов.

 

С 2015 года авто находится в собственности Владимира Ковбасюка. Это — отец старшего оперуполномоченного отдела сопровождения особо важных дел управления оперативных разработок Александра Грущенко.

 

Отец оперативника, на которого записан дорогой автомобиль, работал главным врачом амбулатории в селе под Крыжополем Винницкой области и в 2010 году даже стал депутатом сельского совета от Партии регионов. В сельсовете говорят: Владимир Ковбасюк до сих пор работает врачом, но недавно ушел в отпуск. Связаться с ним до выхода сюжета не удалось.

 

В последние 5 лет Владимир Ковбасюк приобрел ряд участков в лесу под Киевом. В частности, в 2012 году отец милиционера приобрел 4 участка общей площадью почти полгектара у киевского микрорайона Бортничи. Еще один участок леса в Бориспольском районе площадью почти в целых 10 гектаров Владимир Ковбасюк приобрел в 2015 году.

 

Все время, когда отец покупал участки леса под Киевом, Александр Грущенко работал старшим оперуполномоченным по особо важным делам управления по борьбе с организованной преступностью. Еще один участок в Бориспольском районе, уже в конце 2016 года, приобрела его мать Вера Грущенко.

 

В декларации старшего оперативника за 2016 год в Киеве — только квартира, которой он пользовался бесплатно, и арендованный гараж. При этом никакой машины ни в собственности, ни на праве пользования не указано.

 

Отвечать на вопросы журналистов программы, почему он не декларирует авто своего отца, Александр Грущенко не стал.

 

Декларируешь один дом, а пользуешься другим?

 

Его коллега Александр Омельчук — заместитель начальника отдела противодействия коррупции. В правоохранительных органах он вообще работает уже около 13 лет.

 

В 2015-2016 годах Омельчук задекларировал дом на 126 квадратов в селе Княжичи под Киевом, который принадлежит его тестю.

 

Но на странице жены Омельчука в Facebook удалось найти фото его семьи со двора совсем другого коттеджа. На одной из фотографий можно увидеть не только самого Омельчука, но и автомобиль Lexus, на котором он ездит.

 

По фотографиям журналисты нашли этот дом. Оказалось, что земля под ним записана на тещу Александра Омельчука.

 

Несколько раз в течение трех недель съемочная группа приезжала сюда в 7 утра — и видела, как полицейский выезжает на работу именно из этого двора — а не от дома отца жены, который он вписал в декларацию.

 

На вопрос о том, почему он не задекларировал дом, которым пользуется, Омельчук попросил прислать письменный запрос. В письменном ответе Омельчук отметил, что указал в декларации объекты недвижимого имущества в соответствии с требованиями Закона «О предотвращении коррупции».

 

В частности, речь может идти о том, что Омельчук не пользовался этим домом спо остоянию на 31 декабря 2016 года. В соответствии с разъяснениями НАПК, при подаче ежегодной декларации, если какие-то объекты состоянию на 31 декабря предыдущего года не находятся во владении, пользовании или собственности субъекта декларирования или членов его семьи, то они не должны отражаться в декларации, даже если они находились на таком праве в течение определенного времени в отчетном периоде.

 

Александр Мельникович — главный оперуполномоченный департамента защиты экономики.

 

На работу он приезжает на BMW X5. Но такой машины в его декларации за 2016 и нет. С декабря 2014-му им владеет тесть милиционера. По информации программы «Схемы», ранее другим автомобилем с этим номерным знаком владел сам Александр Мельникович.

 

В собственности оперуполномоченного и его жены — две квартиры в Киеве и дом недалеко от столицы. Но говорить о состоянии семьи с журналистами Мельникович отказался.

 

Среди других, внимание журналистов привлек один из заместителей начальника департамента Игорь Звездин. Он — милиционер со стажем в 18 лет, а его жена сейчас работает в Генеральной прокуратуре.

 

Из задекларированного собственного имущества супругов — квартира и дом в Луганске, а также два недорогих автомобиля. Дороже машина, которой пользуется полицейский, — Toyota Highlander, — она записана на его 63-летнего отца Валерия Звездина.

 

В Киеве супруги Звездины, согласно декларации, арендовали квартиру. Значительно лучше ситуация с имуществом сложилась у других родственников милиционера. Его отец является владельцем квартиры в новостройке в центре Киева и несколько месяцев назад приобрел участок и часть таунхауса в закрытом коттеджном городке неподалеку Межигорья.

 

В 2016 году Игорь Звездин работал начальником департамента защиты экономики в Днепропетровской области. В том же году его теща оплатила паевой взнос и впоследствии получила акт приема-передачи квартиры в новостройке в Днипре.

 

 

Откуда средства на новые квартиры и авто у родственников полицейского? «Схеми» обратились с письменным запросом к Игорю Звездину, однако он на него так и не ответил. При этом отец чиновника говорит: деньги якобы заработал в России. «Я работаю в Сургуте, заместителем директора строительной компании. 25 лет там работаю. Сейчас так, нахожусь здесь (в Украине), в отпуске», — отметил он.

 

Как в департаменте борются с коррупцией среди своих?

 

Пресс-секретарь департамента защиты экономики Наталья Калиновская сообщает, что с момента создания департамента осенью 2015 года во время вымогательства или получения неправомерной выгоды были задержаны 12 сотрудников. Как же департамент защиты экономики Нацполиции предотвращает возможную коррупцию среди собственных сотрудников?

 

«У нас есть кадровое подразделение, как и в каждой кадровом учреждении, которое занимается профилактической работой, проводит собеседования, даже можем демонстрировать какие-то видеоролики познавательные, которые показывают, к чему может привести противоправная деятельность. Это заключается не только в получении взяток, а, возможно, также и управление транспортными средствами в состоянии алкогольного опьянения — то есть любые факты, которые могут негативно сказаться на их работе и вообще на работе целого департамента», — отмечает Калиновская.

 

Почему же не все имущество, которым пользуются полицейские, может быть указано в декларации? «В законе Украины четко указано: если человек пользуется в течение длительного времени и пользуется автомобилем, например, 2016-й год по состоянию на 31 декабря 2016-го, он должна это отметить. Если он пользуется 2, 3 или 4 раза, он имеет право это не вносить в декларацию, это касается любого государственного служащего», — сообщает Калиновская.

 

Вскоре в Украине должна появиться новая Служба финансовых расследований, которая будет раскрывать преступления в экономической, финансовой и налоговой сферах. Значительные шансы попасть в нее имеют и работники (двурушники и взяточники — А.) Департамента защиты экономики Нацполиции. И остается вопрос, будут ли они готовы к максимальной эффективности, прозрачности и добродетели, которые общество ожидает от представителей нового органа.

 

Катерина Каплюк, опубликовано на сайте Радіо Свобода

 

Перевод: Аргумент